ИНСТАЛЛЯЦИЯ. КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ 2009

Проект петербургского художника Владимира Кустова «Кристаллизация» — это художественное исследование переходного процесса, который начинается при достижении некоторого предельного условия. Для жидкостей таким пре-дельным условием кристаллизации становится переохлаждение или перена-сыщение паром. А для человека — смерть.

«Кристаллизация» — этапный проект, в нем синтезирован многолетний опыт применения некрореалистического творческого метода. Катализатором этого проекта в сознании художника стала информация о компании, которая на за-каз производит синтетические алмазы из праха усопших. Ее рекламный сло-ган — «драгоценность из человека». Чтобы превратить человека в бриллиант, тело сначала кремируют, а затем пепел подвергается невероятно высокому давлению.

Первый зал экспозиции представляет собой единственную в мире комнату по составлению магических квадратов. В этом проекте художник использует квадрат восьмого порядка — это квадратная таблица восемь на восемь кле-ток, заполненная числами таким образом, что сумма в каждой строке, каждом столбце и на обеих диагоналях одинакова. Квадраты составляются на доске из черного камня с помощью 64-х кристаллических параллелепипедов. На нижней грани шрифтом liquid crystal методом лазерной гравировки нанесены числа — из них и составляются квадраты.

Внутри параллелепипеда изображен октаэдр, пирамидальная форма которого лежит в основе кристаллической структуры алмаза. Посередине — человек в так называемой «позе боксера». Это поза, которую принимает тело при дли-тельном воздействии высокой температуры, когда тепловое окоченение и уплотнение мышц сопровождаются сгибанием конечностей в суставах. Тело как будто стремится вернуться в первоначальную форму — форму эмбриона. Это наблюдение отчасти объясняет, почему во многих культурах развит риту-ал кремации. Впервые фотоизображение «позы боксера» было представлено в «Атласе судебной медицины» Эдуарда фон Гофмана в конце XIX века.

Кристаллы-числа для составления квадратов расположены на восьми дере-вянных подставках в форме лодки (с очевидной аллюзией на лодку, которая перевозит души умерших в загробный мир). При каждом прикосновении к очередному кристаллу для составления магического квадрата лодки начина-ют раскачиваться на длинных струнах, как на волнах несуществующей реки. 

Во втором зале расположен центральный объект инсталляции — пирамида, выполненная из черного камня и шестидесяти четырех пронумерованных кристаллов с лазерной гравировкой в виде автопортретов художника. Кри-стально прозрачный как в буквальном смысле, так и в своем символическом значении объект на вершине пирамиды — это финализация хронотопического опыта, где каждый кристалл фиксирует изменение человека в реальном вре-мени.

Кристаллизация — это автопортрет переходного состояния, где время являет-ся магическим кристаллом, разгадка которого читается жидкокристаллическими цифрами при взгляде сверху, образуя еще один магический квадрат восьмого порядка, который также называется квадратом Меркурия, по числу Меркурия – 8. В римской мифологии Меркурий был не только главным богом торговли и прибыли, он был, также психопомпом римлян, проводя недавно умершие души в загробную жизнь.

Пирамиду окружают выполненные в технике компьютерной графики восемь работ, которые развивают тему магического квадрата. Как и в других объек-тах проекта, в этих черно-белых квадратах на фоне кристаллической решет-ки используется только черно-белая гамма, где черный (графит) — это цвет жизни, а белый (алмаз) — цвет смерти.

Как известно, углерод, в зависимости от структуры своей решётки может быть как алмазом, так и графитом. Графит поглощает свет, алмаз его отражает, и два кристалла-куба, расположенные на черных каменных постаментах, отра-жают окружающее пространство, играя в полутемном пространстве инсталля-ции роль медленно вращающихся зеркал.

В третьем зале расположены живописные работы. Это четыре магических квадрата и ключевое полотно «Кристаллизация». Еще одним объектом в этом зале является видео, на котором магический квадрат расположен на фоне за-писи ультразвукового обследования младенца в утробе. Поза ребенка, оче-видно, пересекается с «позой боксера» — одной из центральных тем проекта. Менее очевидна другая аллюзия: компания Siemens, на оборудовании кото-рой сделано УЗИ — это еще и первая компания, которая начала изготавли-вать специализированное оборудование для крематориев.


Павел Слуцкий

РАБОТЫ ИЗ ПРОЕКТА "...И ЛЮБОВЬ". 2023


КОЛЛАЖ. СЕРИЯ "РЕВОЛЮЦИЯ". 2018

Серия ксилографий Альфреда Ретеля «Ещё одна пляска смерти» посвящена попыткам революционного преобразования Германского союза в 1848-1849 годах. Художник сам оказался свидетелем майского восстания в Дрездене, того самого, после которого был арестован Бакунин, а Вагнер был вынужден бежать в Цюрих. Сюжет серии прост: пробужденная революция, она же смерть, приходит к простолюдинам, соблазняет их обещаниями равноправия для всех, подстрекает начать мятеж, а после разгрома и гибели пошедших за ней, удаляется в лавровом венке, как единственный победитель. 

Ретель, как и многие его современники, интересовался поисками «немецкой национальной традиции» в искусстве. Его смерть-скелет, единственный уравнитель, приходит из позднесредневековой традиции или может из цикла гравюр, сделанных в XVIвеке Гольбейном Младшим. Появление этого архаического существа на баррикадах девятнадцатого столетия, изображенных с документальной детальностью, создает эффект, вероятно не входивший в замыслы автора. Смерть, а значит и революция, что-то вроде вечной стихии, которая все равно проявит себя, сколько ее не опасайся. 

Владимиру Кустову, давнему исследователю форм некро неизбежности, этот вариант прочтения должен быть близок. Ксилографии Ретеля, показывающие революцию как катастрофу, он аккуратно покрывает знаками революции как повседневности. Для этой процедуры художественной перешифровки он использует марки РСФСР, полученные сходным образом: звезды с серпом и молотом напечатаны поверх дореволюционных двуглавых орлов. 


Анастасия Котылева